sexta-feira, 2 de janeiro de 2015

Russia Revises Military Doctrine and Upgrades Strategic Nuclear Forces/Россия обновила Военную доктрину и совершенствует Стратегические ядерные силы

31.12.2014, Фонд стратегической культуры Strategic/Culture Foundation (Russia, Россия)

This is the first substantial upgrade of Russia’s military doctrine published in February 2010. The document had to be revised by the end of 2014 in response to the growing pressure exerted on Russia by the West after Moscow refused to recognize the legitimacy of the coup in Ukraine. A military doctrine offers no spectrum of responses to isolated threats but rather provides guidance on countering the long-term trends undermining the country’s security. The revised version of the doctrine describes the following factors that pose threats to Russia:

– the growing military potential of NATO and its expansion bringing the alliance’s military infrastructure close to the borders of the Russian Federation; 

– the deployment of foreign military contingents on the territories of the states adjacent to Russia;

– the construction and deployment of strategic missile defense by the Pentagon undermining global stability, the implementation of Prompt Strike Concept and the plans to place weapons systems in space; 

The doctrine provides guidance on how to respond to emerged threats and challenges.

The new provisions are introduced as a reaction to the events in Ukraine and around it, as well as
in Africa, Syria, Iraq and Afghanistan which threaten the Russian Federation.

The specific features of contemporary military conflict include «the complex use of military force in combination with political and economic measures, information warfare and other actions of non-military nature implemented with intensive use of people’s protest potential» along with the use of political forces and public movements controlled and financed from outside. The authors of the document say it openly that Russia is ready to counter the organizers of «color revolutions».

The revised military doctrine remains to be of defensive nature. Russia would resort to the use of force only when all non-violent ways to solve a conflict are exhausted. 
The document is added by a new provision on non-nuclear deterrence which envisions the implementation of foreign policy and military measures to prevent an aggression against the Russian Federation when the use of nuclear weapons is premature or unjustified. 

As one can see the nuclear weapons are not viewed as the only means of deterrence. At that the West exerts unprecedented pressure on Russia and the talks about the return of Cold War posture are renewed. It makes the strategic nuclear forces the most important factor to guarantee security. The revised document does not envision changes in the order the nuclear forces could be used. A nuclear strike could be delivered in response to the use of nuclear weapons or other weapons of mass destruction against Russia and its allies or in case Russia becomes a victim of conventional attack when the very existence of the state is threatened. Belarus and other partners - members of the Collective Security Treaty Organization are the Russia’s allies to be defended. 

The Russian military leadership pays special attention to upgrading the nuclear shield. On the very same day the Russian President signed the document a RS-24 intercontinental ballistic missile (ICBM) blasted off from Plesetsk successfully hitting a designated target at the Kura test range on the Kamchatka peninsula in the Far East. The solid-fuel Topol-M and Yars ICBMs designed for mobile platforms and silos make up the backbone of Russia’s contemporary strategic potential. Over 20 mobile and ground-based Yars ICBMs will be added to the inventory of the Russia’ Strategic Rocket Forces next year.

The day before the Commander of the Strategic Rocket Forces of Russia Colonel-General (three stars) Karakayev officially announced the development of a heavy solid-fuel ballistic missile known as RS-26. Starting from 2016 the RS-26 is to reinforce the group of solid-fuel rockets, such as Topol-M and Yars of the Strategic Missile Forces. The characteristics are classified but it is known that the missile already dubbed by media the «killer of missile defense» will be able to break through any type of missile defense.

The silo-based systems are upgraded too. The RS-20B Voyevoda (NATO classification – Satan) is the most powerful nuclear weapon in service today. It can penetrate the multi-echelon missile defense deployed by the US. It is in service since the 1980s. Its service life was extended but the time is drawing near for its replacement. 

In a few years the heavy 100-ton Sarmat will take its place. It will be produced only by Russian enterprises to exclude the risks like in case of Satan, for instance, when some components were produced by Ukrainian Yuzhnoe design bureau and manufacturer. The Sarmat heavy ballistic missile will be deployed in Uzhur (Krasnoyarsk region) and the village of Dombarovsky (Orenburg region). There is one more inspiring news to confirm the strong political will of Russian leadership. Russia was unwise enough to take out of service the RT-23 railway ICBM launching system (NATO reporting name SS-24 Scalpel). As a platform a train could cover a thousand kilometers a day and it was impossible to track it from satellites as it was undetectable among many thousands of other trains moving on the ground. Strategic Rocket Forces Commander Col.Gen. Sergei Karakayev stated a new military railroad missile system dubbed Barguzin is being developed for Russia’s Strategic Rocket Forces. An R&D project was rolled out to develop a new rail-mobile intercontinental ballistic missile with the first prototype to be completed in 2020. The weapon's mobility makes it difficult to track, thus complicating a preemptive strike. On his part, Russian Deputy Defense Minister Anatoly Antonov said the new system does not violate the START Treaty which stipulates that each side has a right to independently decide the structure and composition of its strategic nuclear potential. 

One regiment (that is one train) of the new Barguzin rail-mobile system will include six (MIRV-multiple independently targeted vehicle) Yars missiles. The Scalpel system included three RT-23 Molodets ICBMs. The strategic forces will have a division including five railway missile platforms (regiments) constantly changing the location as they will move across the country’s vast plains. The Scalpel railway ICBM platform used to be a never ending headache for Americans to make them strongly insist that the system be taken out of service. One can only imagine what kind of nightmare the Barguzin will become for the USA. The system’s life service is to last till 2040.

NATO spokeswoman Oana Lungescu responded by saying in a statement that the alliance «poses no threat to Russia or to any nation.» «Any steps taken by NATO to ensure the security of its members are clearly defensive in nature, proportionate and in compliance with international law», she said. No matter it evidently contradicted the facts the spokeswoman said «In fact, it is Russia's actions, including currently in Ukraine, which are breaking international law and undermining European security.» Such statements evoke no surprise, especially after it was stated in Washington that Russia moved to the borders of NATO - not the other way around. 

The official representative of the alliance added that NATO seeks constructive relationship with Russia. It is logical to guess that the revised military doctrine and the measures taken by the Russian government to upgrade the country’s defense will give a new impetus to this process. 



БРИКС, BRICS/Россия обновила Военную доктрину и совершенствует Стратегические ядерные силы

30.12.2014, Фонд стратегической культуры Strategic/Culture Foundation (Russia, Россия)

Впервые с момента утверждения в феврале 2010 года Военной доктрины Российской Федерации в документ внесены серьезные изменения. Обновление доктрины в конце 2014 года лишь отчасти связано с усилением давления Запада на Россию после отказа Москвы согласиться с государственным переворотом на Украине. Военная доктринаэто документ, который отражает не отдельные события, а факторы долгосрочного действия. Ведь не сегодня выявились факторы, отнесенные в доктрине к представляющим военную опасность для России, а именно

наращивание силового потенциала НАТО, приближение военной инфраструктуры этого блока к границам Российской Федерации, в том числе за счёт его дальнейшего расширения;

развертывание иностранных воинских контингентов на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией;

создание и развертывание Пентагоном систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность; реализация концепции «глобального удара», намерение разместить оружие в космосе.

Доктрина, чтобы быть руководством к действию, обязана откликаться и на оперативно возникающие угрозы и вызовы. Появление в доктрине новых положений продиктовано тем, что ситуация на Украине и вокруг нее, а также события в Африке, Сирии, Ираке, Афганистане создают угрозы военной безопасности России. Перечисляя особенности современных военных конфликтов
– «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения», включая «использование финансируемых и управляемых извне политических сил, общественных движений», разработчики документа тем самым прямо заявляют: Россия готова противодействовать и организаторам «цветных революций».

Доктрина и в новой редакции остается оборонительной. К военной силе Россия будет прибегать только тогда, когда окажутся полностью исчерпанными возможности применения всех мер ненасильственного характера.

Впервые в Военной доктрине появилось положение о неядерном сдерживании, которое обеспечивается комплексом внешнеполитических, военных и военно-технических мер, направленных на предотвращение агрессии против РФ, когда применение ядерных средств преждевременно или неоправданно.

Хотя, как видим, ядерное оружие уже не рассматривается в качестве единственного инструмента сдерживания, тем не менее в условиях беспрецедентного давления Запада на Россию, заставляющего говорить о новой холодной войне, Стратегические ядерные силы (СЯС) остаются важнейшим фактором обеспечения безопасности. В новой редакции доктрины сохранен прежний порядок применения ядерных средств, а именнов ответ на применение против РФ и её союзников ядерного оружия или другого оружия массового поражения, а также в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Под союзниками понимаются Белоруссия как партнер по Союзному государству и другие страны-члены ОДКБ.

Российское военно-политическое руководство уделяет укреплению ядерного щита страны особое внимание. В день, когда президент России Владимир Путин подписал текст новой редакции Военной доктрины, с космодрома «Плесецк» был произведен успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-24 «Ярс», с заданной точностью поразившей цели на камчатском полигоне Кура. Твердотопливные ракеты «Тополь-М» и «Ярс», размещаемые как на мобильных, так и на стационарных ракетных комплексах, составляют ныне основу вооружения Ракетных войск стратегического назначения. В будущем году РВСН получат более 20 ракетных комплексов стратегического назначения «Ярс» подвижного грунтового и стационарного базирования.
А днём ранее командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев впервые официально заявил о создании тяжелой твердотопливной баллистической ракеты РС-26, которая с 2016 года должна заступить на боевое дежурство, дополнив группировку «Тополей» и «Ярсов». Хотя характеристики новой ракеты засекречены, известно, что комплекс РС-26 способен преодолевать любую противоракетную оборону, за что уже прозван «убийцей ПРО».

Обновляются не только мобильные ракетные комплексы, но и те, что установлены шахтным способом. До сих пор самым мощным из всех российских комплексов МБР остается «Воевода» с ракетой РС-20В (в западной классификации «Сатана»). Ему под силу преодоление развертываемой ныне в США эшелонированной системы противоракетной обороны. Но все-таки он был поставлен на боевое дежурство еще в конце 1980-х годов, и, хотя сроки его эксплуатации продлены, подходит время замены

На смену «Воеводе» придет через несколько лет тяжелая 100-тонная баллистическая ракета «Сармат». Её производство организовано исключительно на российских предприятиях, что исключит политические риски, как в случае с той же «Сатаной», производившейся НПО «Южное» в украинском Днепропетровске. Уже определены даже районы развертывания шахтных установок МБР «Сармат» – Ужур (Красноярский край) и посёлок Домбаровский (Оренбургская область).

Есть и еще одна вдохновляющая новость, подтверждающая наличие у нынешнего российского руководства твёрдой политической воли. В свое время Россия неразумно отказалась от боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) «Скальпель». В сутки поезд с такой «начинкой» мог преодолеть до 1 тыс. км, а распознать его среди десятков тысяч обычных товарных поездов было невозможно даже со спутника.

Командующий РВСН генерал Сергей Каракаев заявил, что создается новый БЖРК «Баргузин». Его эскизный проект уже готов, и промышленность завершает производство образца для испытаний. Со своей стороны заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов подчеркнул, что создание нового БЖРК не противоречит обязательствам Российской Федерации по российско-американскому договору СНВ, поскольку каждая из сторон, согласно этому договору, имеет право самостоятельно определять состав и структуру своих стратегических сил

В каждом составе «Баргузина» будет по шесть носителей с разделяющимися ядерными боеголовками, создающихся на базе МБР «Ярс» (на «Скальпелях» было по три РТ-23УТТХ «Молодец»). Будет сформирована дивизия РВСН, которая получит на вооружение пять «ракетных поездов», приравненных к полкам и непрерывно перемещающихся по российским просторам. Если постоянной головной болью американцев был «Скальпель» – недаром они так настойчиво добивались снятия его с вооружения, то можно представить, чем станет для них «Баргузин». Ожидается, что он сможет находиться в боевом составе РВСН до 2040 года.

В Североатлантическом альянсе, реагируя на появление новой редакции Военной доктрины РФ, поторопились заверить, что «любые шаги, предпринимаемые НАТО для обеспечения безопасности своих членов, имеют соразмерный, явно оборонительный характер и соответствует нормам международного права». При этом официальный представитель альянса Оана Лунгеску, противореча фактам, утверждала, что «действия России, в том числе в настоящее время на Украине, нарушают международное право и подрывают европейскую безопасность». Подобные утверждения уже не удивляют, после того как в Вашингтоне заявили, что это Россия придвинулась к границам НАТО, а не наоборот.

Официальный представитель альянса добавила, что Брюссель продолжает поиск конструктивных отношений с Россией. Надо полагать, информация о новой редакции Военной доктрины и мерах российского руководства по укреплению обороноспособности страны придаст этому поиску дополнительный импульс.

*Юрий РУБЦОВ: Доктор исторических наук, профессор Военного университета Министерства обороны РФ

Nenhum comentário: